Спецпроект
Денис Кутергин, основатель сервиса YouDo, о российском рынке IT
РБК и HENDERSON вместе с успешными молодыми предпринимателями рассуждают о том, каким станет бизнес будущего. В то время как наши герои диктуют новые тренды, HENDERSON помогает им менять мир со стилем.

Сервис YouDo — это одна из крупнейших онлайн-площадок бытовых и бизнес-услуг в Рунете: на ней зарегистрированы около 6,5 млн пользователей. Чтобы основать бизнес, Денису Кутергину пришлось уйти из военного института ФСБ и отказаться от офицерской карьеры. На свой страх и риск вместе с партнером Алексеем Гидиримом он запустил проект, который первые полтора года работал без выручки и развивался благодаря вложениям основателей. Однако спустя семь лет YouDo наконец попал в рейтинг Forbes двадцати самых дорогих российских IT-компаний с оценкой бизнеса в $88 млн.

 В социальных сетях вы написали, что «у нас маленький рынок, если двадцатку замыкает компания с оценкой $88 млн». Все так плохо?

 Рынок, правда, маленький: доля России в мировой экономике — примерно 1,5%. Сопоставимые по объему компании в других странах стоят намного больше, потому что существующие страновые риски и мультипликаторы при оценке российского бизнеса всегда проигрывают, например, калифорнийским. Соответственно, с этой точки зрения, $88 млн — очень хороший показатель. Когда мы с партнером только запускали проект, мечтали, что было бы здорово в будущем продать компанию миллионов за 20.

 Тогда в чем причина? Почему рынок не растет? Ведь наши программисты считаются лучшими во всем мире.

 В России очень хорошая техническая школа, которая готовит талантливых разработчиков, но, если мы говорим про создание бизнеса, а не просто про разработку продуктов, с этим все сложнее. У нас есть очень мало примеров глобальных предпринимателей, которые реализуют свой опыт в крупных зарубежных компаниях.

 Может быть, им не хватает инфраструктуры для развития бизнеса?

 Я так не думаю. Западные компании готовы платить намного больше за профессионалов в твердой валюте, чем мы в рублях. Поэтому способные люди уезжают за новыми вызовами и бо́льшими деньгами. Но я отношусь к этому нормально. Хочется верить, что мир настолько открытый и безграничный, что знания, которые люди получают в компаниях за рубежом, рано или поздно вернутся к нам. Либо станут отличной мотивацией для молодежи — надо учиться, работать и развиваться. Из-за этого я даже по-белому завидую нашим компаниям, которые, создавая продукт, сразу выходят за пределы российского рынка.

 В таком случае почему вы до сих пор не попробовали себя за границей?

 С этим связано много страхов. Еще в 2012 году, когда появился YouDo, возможно, нам стоило запуститься на более мелком рынке, но иностранном... До сих пор очень хотим и каждый год это обсуждаем. Скорее всего, в ближайшее время мы попробуем тихо и без анонсов протестировать себя в Европе, поскольку с точки зрения качества продуктов большинство зарубежных конкурентов нам значительно уступают.

На Денисе: брюки, рубашка, пиджак, трикотаж, ботинки — всё HENDERSON.
© Алексей Константинов

 А какое у вас образование?

 Высшего образования у меня до сих пор нет, и надеюсь, что я смогу показать на своем примере, что это не главное, чтобы состояться в жизни. На пятом курсе я ушел из военного института. Моя специализация вряд ли помогла бы мне в бизнесе, но опыт управления и взаимодействия с людьми, полученный во время службы, для меня стал бесценным.

 Как тогда получилось, что вы начали заниматься программированием?

 Я не технарь и познакомился с интернетом уже во время обучения в институте. До 20 лет я особо не представлял, что такое интернет и как он устроен.

 Почему? Десять лет назад интернет уже существовал...

 Ну конечно, я знал, что такая штука существует. Однако я не пользовался социальными сетями, электронной почтой, потому что в военном институте были запрещены все средства связи, даже мобильные телефоны. Мы изучали дисциплины, где использовалась секретная литература и документы для служебного пользования. На кафедре связи мы начали изучать интернет как средство передачи информации, и мне стало интересно, каким образом устроена виртуальная сеть. Я начал дополнительно заниматься и, когда на третьем курсе у меня появился ноутбук для написания курсовой работы, попробовал самостоятельно разобрать языки программирования и начал разрабатывать сайты. Так я стал фрилансером, при этом не рассматривал это в качестве источника дохода — мне просто очень нравилось создавать веб-сайты. Выполняя один из заказов, я познакомился со своим будущим партнером, и через какое-то время он предложил мне сотрудничество в одном из его бизнесов. Передо мной встал сложный выбор: стабильная карьера военного или непредсказуемый, но интересный онлайн-бизнес. В итоге я решил написать рапорт об отчислении «по собственному желанию» и закончил службу.

 Получается, до YouDo у вас был еще один совместный проект?

 Да, у нас был онлайн-форум, на котором общались веб-мастера, учились делать и продвигать сайты, монетизировать их и зарабатывать в интернете. Примерно через два с половиной года мы продали эту площадку одному из крупнейших интернет-агентств Рунета.

На Денисе: брюки, рубашка, пиджак, трикотаж, ботинки — всё HENDERSON.
© Алексей Константинов

 Как появился сервис YouDo?

 Я всегда шучу, что у нас нет интригующей истории про то, как появилась компания. Мы долго перебирали различные бизнес-модели для нового проекта. Проведя несколько исследований, обнаружили, что один из самых крупных неоцифрованных рынков — сфера бытовых услуг. Когда людям нужен специалист, который сделает ремонт или уборку в квартире, они используют доски объявлений в подъездах или в интернете, ищут рекомендации по сарафанному радио. Основной барьер — это доверие: мало кому комфортно приглашать неизвестных людей к себе домой. Нам показалось, что сервис, на котором можно быстро найти исполнителя и посмотреть проверенные отзывы, рейтинги и портфолио, решит эту проблему.

 А вы пользуетесь своим сервисом?

 У меня нет ассистента, поэтому мой личный помощник — это всегда YouDo. Если мне что-то нужно, то я создаю задание. Плюс это помогает тестировать качество и работу сервиса. Мне приходится пользоваться разными аккаунтами, для того чтобы исполнители не узнавали меня и у них не возникало предвзятого отношения. А в качестве исполнителя... Разве что только ради прикола в самом начале пути. В первые месяцы, например, мы с коллегами привозили в офис друг другу кофе по заказу. Среди наших сотрудников есть те, кто сначала стал исполнителем YouDo, а затем устроился работать в компанию.

 Вы как-то говорили, что в вашей компании работает «больше инженеров, чем не инженеров». Какие они — современные айтишники?

 В начале пути мы договорились, что в нашей компании количество инженеров всегда должно превышать количество операционного персонала. По моему глубокому убеждению, нельзя называться IT-компанией, когда у тебя в колл-центре несколько тысяч человек и сотня разработчиков.

 В вашем офисе, вероятно, нет дресс-кода. Вот вы, например, какую одежду предпочитаете?

 Для меня удобство в одежде и обуви всегда было важнее формы и формата. Поэтому в моем гардеробе очень много спортивного стиля и практически нет ничего классического. В жизни и в офисе я одеваюсь одинаково и совсем не вижу разницы. Мне нравится работать в компании, где нет дресс-кода и ограничений на самовыражение. И вопреки стереотипам об айтишниках, если вы зайдете в офис YouDo, то увидите совершенно разных, ярких и индивидуальных молодых людей с разными стилями в одежде и внешнем образе. И это рождает очень крутую атмосферу.

 В одном из интервью вы озвучили интересную мысль: «Если я получаю мало информации о провалах от наших продакт-менеджеров, значит, мы запускаем мало смелых экспериментов». Вы за то, чтобы рисковать в бизнесе?

 А это не связано с риском. Мы относимся к ошибкам и неудачам как к должному. Меня скорее смущает, когда их нет. Если все гипотезы, которые мы предполагаем, успешно сбываются, значит, мы мыслим неамбициозно и несмело. Для развития инновационной компании этого недостаточно. Ошибаться нормально, главное — не повторять ошибок.

Думайте о главном, а вопросы стиля доверьте HENDERSON!

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
Егор Коваленко, управляющий партнер сервиса «Амулекс», о новых технологиях для юристов
Мужчины о главном
Дмитрий Пронин — о здоровом питании, триатлоне и ЗОЖ-индустрии в России
Мужчины о главном
Дмитрий Кибкало, «Мосигра», о том, зачем взрослым людям нужны настольные игры
Мужчины о главном
Герман Гаврилов, основатель Roistat, об эффективности рекламы в эпоху диджитал
Мужчины о главном
О чем говорили мужчины в 2017-м?
Михаил Иванов о технологии распознавания лиц
Мужчины о главном
Дмитрий Самохвалов о конкуренции в небе и на земле
Мужчины о главном
Юрий Митин о «Сколково» и бизнесе в России
Мужчины о главном
Артем Елмуратов о генетических исследованиях и сверхчеловеке
Мужчины о главном
ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
Егор Коваленко, управляющий партнер сервиса «Амулекс», о новых технологиях для юристов
Мужчины о главном
Дмитрий Пронин — о здоровом питании, триатлоне и ЗОЖ-индустрии в России
Мужчины о главном
Дмитрий Кибкало, «Мосигра», о том, зачем взрослым людям нужны настольные игры
Мужчины о главном
Герман Гаврилов, основатель Roistat, об эффективности рекламы в эпоху диджитал
Мужчины о главном