Спецпроект
Создатель тюнингового ателье PRO-Service Дмитрий Санников — о том, как выделиться на дороге и в жизни
В совместном проекте РБК и HENDERSON герои цифрового мира рассуждают о том, как построить успешный бизнес в эпоху социальных сетей. А приручить не только экономические, но и модные тренды поможет новая коллекция HENDERSON.

Тюнинг-ателье PRO-Service берется за самые смелые заказы к радости клиентов и автолюбителей по всему миру: видеоролики с работами Дмитрия Санникова и его команды набирают в YouTube миллионы просмотров. Интерес к направлению и правда огромный, ведь, как и личный стиль в одежде, это еще одна возможность громко заявить о себе.

Когда думаешь об автотюнинге, первым делом вспоминаешь передачу «Тачку на прокачку». Насколько реальность далека от телевизионной картинки?

Максимально. Полностью переделать автомобиль — дело небыстрое, да и, как правило, любой проект, который ты ведешь от и до, требует каких-то доработок. Никогда не было такого, чтобы с первого раза всё сделали и всё было круто.

Что заставляет людей обращаться в тюнинг-ателье?

Тюнинг — это индивидуальность человека, выраженная в автомобиле, возможность продемонстрировать свое «я». Как правило, нам заказывают комплексное изменение машины, от внешнего вида до детальной доработки салона. Это как подогнать костюм под себя.

К слову, о костюмах. Вы сами какого стиля в одежде придерживаетесь?

Я предпочитаю кэжуал, выбираю то, что удобно. Хотя я очень люблю костюмы, но не могу позволить себе носить их часто: время от времени приходится засучивать рукава и идти помогать ребятам в гараже.

На Дмитрие: пиджак, брюки, водолазка, ботинки - всё HENDERSON.
© Алексей Константинов

Почему вы вообще увлеклись автотюнингом?

Это карма. «Машинка» было моим первым словом, и всё детство я провел среди четырехколесного транспорта. Родители рассказывали, что если я начинал плакать, когда они гуляли со мной в коляске, то достаточно было подвезти меня к машине, и я успокаивался. В пятнадцать лет я понял, что хочу заниматься своим делом, не работая «на дядю». Открыл небольшой автосервис, начал расти, развиваться, преодолевая различные трудности. Конечно, они есть и сейчас, но это и интересно.

Вы стартовали самостоятельно или у вас был какой-то партнер?

У меня никогда не было бизнес-партнеров, я не люблю быть кому-то должным, зависеть от чьего-либо мнения. Мне интересно познавать всё на собственном опыте, набивать свои шишки. Я, кстати, работу над ошибками всегда провожу публично, в соцсетях, чтобы молодое поколение могло у меня чему-то научиться.

Одна из приоритетных задач для меня — это мотивация людей. Приезжая в тот или иной город, я часто захожу в местные автосервисы, общаюсь там с ребятами, рассказываю, как можно что-то улучшить. И вижу, как у них в этот момент загораются глаза: «Вау! Давай попробуем». А потом, через полгода, они присылают фотографии того, какой сервис отгрохали. И мне это нравится, хочется, чтобы таких заинтересованных людей было больше.

То есть предпочитаете практику. А теорию изучаете? Читаете ли, например, бизнес-литературу?

Я люблю читать подобные книги, это помогает взглянуть на личный опыт под другим углом. Со стороны потребителя, может быть, или сотрудников. Вообще всегда интересно узнать, что там, за неизвестным тебе поворотом. Я вот сегодня даже специально машину припарковал далеко, чтобы пройтись по улочкам, увидеть то, что невозможно увидеть за рулем. Это бывает полезным.

На Дмитрие: пиджак, брюки, водолазка, ботинки - всё HENDERSON.
© Алексей Константинов

Насколько сегодня у нас развит рынок тюнинг-ателье?

Москва — один из крупнейших мегаполисов, здесь полно автомобилей, и многие из их владельцев мечтают выделиться: чтобы на работу приезжать на одной машине, в ночной клуб — на второй, к яхте — на третьей. Другое дело, что автосервис, как правило, выбирает какое-то узкое направление: кто-то оклеивает автомобили виниловой пленкой, кто-то просто окрашивает обвесы, кото-то занимается перетяжкой салона. Мы же оказываем эти услуги в комплексе, и таких же фирм я знаю только три в городе.

Это вполне логично. Широкий спектр услуг требует больших затрат.

Да, затраты колоссальные. Как предприниматель могу сказать, что это не самый маржинальный бизнес.

Тогда что вас мотивирует заниматься именно этим бизнесом?

Любовь к машинам и радость клиента, когда он видит преображение своего автомобиля. Ко мне нередко обращаются люди, которые, например, работают на телевидении — весьма креативные ребята, — отдают ключи и говорят: «Удиви меня». И вот они приходят принимать работу, и ты думаешь, получилось или нет. А потом смотришь на улыбку и понимаешь: удивил. Хотя сам заказчик человек творческий и многое уже повидал.

Еще мы, наверное, единственное тюнинг-ателье, чья визитка побывала в космосе: меня с днем рождения с орбитальной станции «Мир» поздравил космонавт Александр Мисуркин, за что ему огромное спасибо. Это было безумным подарком мне на день рождения. Вот это всё очень мотивирует.

Интересно, а кто чаще обращается к вам за преображением автомобиля, мужчины или женщины?

Мужчины. Зато женщины отлично работают на привлечение клиентов: если им всё понравится, они не будут сдерживать эмоций и расскажут об этом всем своим знакомым.

На Дмитрие: пиджак, брюки, водолазка, ботинки - всё HENDERSON.
© Алексей Константинов

А социальные сети помогают в поиске новых клиентов?

Вполне. В 2016-м на нашем YouTube-канале мы выложили ролик c тюнингованным Lexus LX570 в обвесе Verge — такого до нас еще никто не делал. Ролик набрал 3 миллиона просмотров, вызвал кучу споров, трений и прочего, но после него к нам сразу же посыпались заказы из Абу-Даби, Майами.

Помимо «Лексуса», какой еще заказ можно считать самым необычным?

Как-то нам позвонил человек с Сахалина: «Хочу, чтобы вы купили мне Infinity и сделали там прозрачный капот». Наверное, это был самый нестандартный заказ. Мало того, что машина получилась ярко-красная, с обвесами, так еще и с капотом из стекла, сквозь которое был виден двигатель.

Приходилось ли вам браться за ретро-автомобили?

Восстановление ретро-автомобилей — очень сложное направление, для этого нужны специалисты определенного уровня. Накидать шпаклевки любой автосервис может, а вот сделать всё по-настоящему правильно и качественно, с чеканкой деталей не каждый мастер способен. Поэтому пока мы не беремся за них.

К тому же всё всегда упирается в стоимость и наличие запчастей. Например, восстановление ГАЗ-21 обойдется минимум в 1 миллион рублей, да еще и работы на полгода. Американская классика — уже 2 миллиона рублей. Это не всех устраивает.

Какая машина вам особенно дорога?

В пятнадцать лет я приобрел ВАЗ-2107, и это моя любимая машина, я практически полностью ее переделал. Благодаря новому двигателю, который я установил, на этом ВАЗе я не одну иномарку в гонках «наказал». За рулем этого автомобиля я испытывал такой драйв, такой адреналин, это были одни из самых сильных эмоций в моей жизни.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
Ресторатор Алексей Васильчук — об успехе «Депо.Москва» и вызовах ресторанного бизнеса
Новаторы нашего времени
Создатель «Нетология-групп» Максим Спиридонов — о личном бренде руководителя
Новаторы нашего времени
Основатель агентства недвижимости и сервиса онлайн-оценки персонала Олег Торбосов — о грамотном распределении ресурсов
Новаторы нашего времени
Серийный предприниматель Алексей Воронин — о трех китах успешного бизнеса
Новаторы нашего времени
Давид Сурин, владелец маркетингового агентства Surin, — о грамотном SMM и важности оставаться самим собой
Новаторы нашего времени
ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
Ресторатор Алексей Васильчук — об успехе «Депо.Москва» и вызовах ресторанного бизнеса
Новаторы нашего времени
Создатель «Нетология-групп» Максим Спиридонов — о личном бренде руководителя
Новаторы нашего времени
Основатель агентства недвижимости и сервиса онлайн-оценки персонала Олег Торбосов — о грамотном распределении ресурсов
Новаторы нашего времени
Серийный предприниматель Алексей Воронин — о трех китах успешного бизнеса
Новаторы нашего времени